Уикенд в Кнокке-Хейст. Часть вторая
19 октября

Уикенд в Кнокке-Хейст. Часть вторая

Прямо напротив пиротехнической площадки находится ресторан, на витрине наклеена листовка:

Такие листовки развешены по всему городу. Почему-то бывшему американскому президенту в Кнокке уделяют больше внимания, чем пиротехническому фестивалю.

К вечеру на променаде собралось тысячи три человек:

Мы заранее арендовали столик в ресторане — это единственное место, где можно было сидеть в тепле. Вся остальная публика согревалась на улице глинтвейном и пивом. Развлекательная программа была крайне скучной: еда, выпивка, музыка из репертуара радио «Релакс». Между людьми ходили какие-то бельгийские клоуны, которые навязчиво донимали собравшихся «аншлаговскими» репризами. Ко мне подошёл человек-собака с поролоновым носом, раскрыл свои объятия (ну, типа старого друга встретил) и стал панибратски хлопать меня по плечу, отпуская при этом какие-то шутки на французском. Люди вокруг с интересом наблюдали за этим действом. Я корректно попросил «нового друга» оставить меня в покое, но клоун не унимался:

— Откуда ты? Нет, нет, не отвечай, я сам угадаю!

Человек-собака сделал озадаченное лицо и вдруг неожиданно «залаял»:

— Ты из Швеции, нет из Норвегии! О мой бог, конечно же, ты из Германии! — При этом он приставил два пальца себе под нос и щёлкнул каблуками. Толпа закатилась гомерическим хохотом.

— Нет, я из Москвы.

Человек-собака сделал вид, что поймал блоху у себя под мышкой, и с абсолютно серьёзным лицом отрапортовал:

— Путынь — цар! Как диела, товарисч? — При этом он протянул мне свою мохнатую лапу, которой только что ловил блох.

Я взял протянутую ладонь и, медленно сжимая её, сказал: 
— Если ты сейчас же не оставишь меня в покое, я буду вынужден вызвать команду по отлову бродячих животных.

Клоун попытался вырваться. Потом заскулил, продолжая играть свою роль, что-то запричитал на тему Кей-джи-би. Когда боль в руке стала невыносимой, он жалобно попросил его отпустить. Наконец освободившись, человек-собака отскочил от меня на несколько метров, «поджал хвост» и скрылся в толпе, обиженно выкрикивая, что бедный щенок попал под медведя. До начала показательного выступления шведской команды больше ничего интересного не происходило.

На пиротехнических фестивалях существует такая поговорка: «Если вы хотите, чтобы победитель был известен заранее — пригласите шведов.» Ребята из Гётеборга — действительно лучшая фестивальная команда на континенте. В их работах дизайн возведён в культ. В этот раз шведы отработали как обычно хорошо, но при этом проиграли команде из Южной Африки. Африканцы не показали ничего экстраординарного и уж точно не были сильнее шведов, однако у жюри было иное мнение. Фрагменты шведской программы:

Фейерверк южно-африканцев:

Шведов было жалко — на общем уровне они смотрелись интересней всех. Фестиваль в Кнокке ещё раз подтвердил, что сейчас организаторы пиротехнических фестивалей больше думают о туристической политике или о политическом туризме, нежели о честной борьбе. Как угодно. В противном случае всегда побеждали бы шведы.

На следующее утро отправляемся в Германию. На юге Бельгии мы вдруг увидели занятный указатель:

Несмотря на то, что времени у нас было немного, пропустить такой населенный пункт было бы непростительной глупостью. Свернув с автобана и махнув 27 километров в сторону, мы прибыли в:

Местечко оправдало своё название сразу: через сто метров после указателя мы чуть не получили грузовиком в левый бок. Бешеный самосвал вылетел с второстепенной дороги так, будто нас вообще не существовало:

Поколесив по окраинам, отправляемся в центр:

Вокруг много зазывающей рекламы. Вот эта предлагает купить жильё всего в трёх минутах от города:

Эта приглашает на летний фестиваль:

В старом городе есть отель, который так и называется — «Старый …»:

Рядом на площади книжный магазин, на витрине странное соседство:

А какие имена носят местные жители!

Два часа пролетели незаметно. Местечко оказалось несколько больше, чем мы ожидали:

Город оставил очень приятное впечатление. Всем рекомендую.