Уикенд на Мальте. День второй
7 сентября

Уикенд на Мальте. День второй

Гозо → Надур

София из «Кемпински», говорящая по-русски,— родом из Болгарии. Оказалось, что среди сотрудников отеля вообще очень мало коренных мальтийцев. За стойкой — итальянец, алжирец и уже знакомая София из Софии. В ресторане — итальянцы и венгры. В рум-сервисе — индусы, филиппинцы и марокканцы. Постояльцы — преимущественно немцы, англичане, шведы. С восьми утра у подъезда дежурит наш друг, водитель Юрген.

Едем в Надур. Сегодня ночью там будет мегаперформанс с мальтийскими фигурами. С самого утра на центральной площади ведётся гигантская стройка:

Клинт и Тони уже там. Бузутил-старший — главный конструктор и духовный вдохновитель традиционного мальтийского пиротехнического театра. Многие конструкции сделаны по мотивам работ Леонардо:

На монтаже трудится человек тридцать, причём все работают параллельно независимо друг от друга. Интересно было узнать, что настоящих пиротехников из них только четверо, остальные обычные безработные, пенсионеры, школьники:

Несмотря на то, что на острове работы хватает, среднестатистический мальтиец предпочитает не связывать себя серьёзными обязательствами с работодателем. Если есть хоть какие-то карманные деньги, то, скорее всего человек проведёт целый день в баре или за игрой в приставку, нежели будет корячиться на стройке или в офисе. Для этого есть сезонные рабочие. Одного из монтажников зовут Масуд, ему двадцать пять лет. Он нигде не учится, нигде не работает. Время от времени, он вместе со своей подругой подрабатывает у Бузутилов:

Когда у Тони работы нет и деньги на нуле — Масуд таксует на лодке. Среди его пассажиров часто бывают русские. Опоздал на паром, как добраться до острова — тут как тут Масуд! Деваться некуда, поедут за любые деньги. Тариф — 50 евро, а когда нет конкурентов можно и соточку просить. Поработал пару часов (два клиента) и можно неделю ничего не делать, в случае чего мать поможет. Есть у Масуда мечта — купить Порше… «Можно подержанный» — уточняет парень.

Общее впечатление от рабочего процесса положительное. Все занимаются делом, причём, весьма тщательно, проверяют уже выполненную работу по несколько раз. Аккуратность видна в каждом действии:

Некоторые виды работ понятны не сразу. Вот пришёл человек с отбойным молотком и без всякого стеснения надолбил дырок в мостовой:

В эти дырки вставляют фигурные стенды, к которым пристегнуты сами фигуры:

После праздника асфальт ремонтировать никто не будет — дырки просто закроют лючками:

К обеду подтянулась наша делегация:

Есть какая-то схожесть с японскими туристами. Приехали, быстро всё пофоткали, шумно пообщались с деловым видом, сели в автобус и укатили дальше. Как раз после их отъезда началось самое интересное. Мы стали свидетелями разворачивания гигантского «махолета», который собирали целый день. Продажная стоимость такой конструкции в полном обвесе — около 3000 евро!

Лебёдками натянули трос и вывесили на него самолетики, сделанные по принципу грайд-рокетс:

Потом начали крепить фигуры к стендам. Пикап лебёдкой тянет трос, через балку приподнимая конструкцию:

Откидную лапу доводят до стенда вручную:

Затем конструкцию выравнивают по вертикали и фиксируют:

На установку каждой фигуры требуется приблизительно пятнадцать минут. Таким образом, снаряжение двенадцати фигур заняло около шести часов, а их установка — около трех.

— А, где же будут находиться зрители,— поинтересовались мы у Масуда.

— Везде, между фигур, под фигурами, короче, где найдут место!

— А как же зона безопасности, ведь тут будет море огня?

— Смысл в том, что зрители не должны смотреть на спектакль со стороны, они должны участвовать в нем! Это старинная традиция.

Проведя на монтаже целый день, мы в очередной раз обнаружили отсутствие Юргена (его босс обещает прислать другую машину). Пока машины нет, отправляемся в местный морской музей, чтобы скоротать время.

Крохотную экспозицию можно осмотреть за десять минут (блин, 4 евро за вход!). Ничего ценного — фотографии, значки, ложки, ленточки, макеты кораблей. На одной из стен висит инфографическая схема британской субмарины. Решил сфотографировать, чтобы потом отправить Артёму Горбунову, ему нравятся такие штуки. Только поднял камеру, и вдруг в полной тишине:

— Да, да. Это тот самый «Заебут». — Именно так произнес название лодки служащий музея, стоя у меня за спиной.

От неожиданности я чуть камеру не выронил. Артём, пользуясь случаем, выкладываю тебе фотографию таинственного «Заебута»:

В остальном, музей произвел тоскливое впечатление.

Утеплившись в отеле, к ночи возвращаемся в Надур.

К сцене не подступиться, площадь маленькая, а людей слишком много. Все с пивом и сигаретами, и это несмотря на то, что кругом висят открытые фитили, которые в любой момент могут вспыхнуть. На сцене периодически сменяясь, играли (очень прилично), какие-то местные бенды. Ева Ренсом и ещё Марк Сторейс просто улётно зажгли.

Ровно в полночь мы стали свидетелями отличного пиротехнического спектакля:

Фигура на гигантских турбосвистках — уши на сутки заложило!

В финале праздника Тони забрался в «пепелац» собственной конструкции и, чиркнув факел, запалил двигатели на фонтанной тяге. Гигантский сноп искр вырвался из сопел чудо-болида:

Машина дернулась и медленно покатила через толпу, погрузив её в жёлтый смрад. В этот момент с крыш начали стрелять фейерверк.

Комментарии

  • Антон Шеин
    07.09.2009

    Дмитрий, а насколько важна точность монтажа конструкций, как на картинке ниже?

    Есть ли какие-то регламентированные допуски и посадки, или всё собирается «на глазок»?

    Ведь, как я понимаю, если одна из связок с ракетами (к сожалению, не знаю как они называются правильно) развяжется, то они разлетятся по толпе и это будет очень неприятная ситуация.

  • Д. О. 07.09.2009

    Антон, вы правы! Мальтийцы крепят фонтанные тяги к лопастям шпагатом и термоклеем. Такой способ фиксации очень не надежен. В процессе вращения колеса, велика вероятность, что фонтан оторвется и улетит. Более того, некоторые виды мальтийских фонтанов, в конце своего горения сильно дымят и взрываются. Однако на острове спокойно относятся к этому, полагая, что любой традиционный фейерверк, должен быть не только зрелищным, но и чуть-чуть опасным. В России подобное представление вряд ли встретит понимание у кого-либо. Поэтому мы крепим фонтаны пластиковыми стяжками. Так надежнее.